16 ИЮНЬ

«НЕРЖ ВС РФ»: повесть об армии. Глава 16

Заключительная глава повести Кузьмы Спесивцева о службе в армии.

01.06.2012

Узнали, что наш батальон перебрасывают в соседнюю часть, в которой нам уже выделили третий этаж и боксы. Теперь из числа учебников и молодых набирают рабочие группы и отправляют туда делать ремонт.

02.06.2012

Ефименко порадовал фразой: «Смотри! Самарин Грачёва качает. Хотя нет. Вроде Грач сам занимается. Тогда зачем Самарин его сейчас по рёбрам с ноги uebal?».

Среди новоприбывших есть рядовой Леонид Мизёв. Стоит в первой шеренге, почти на две головы выше меня и в полтора раза шире, но несмотря на это, каждый вечер,за десять минут до отбоя он рассказывает мне перед сном три анекдота. И если они оказываются смешными, то спокойно отправляется спать, в противном случае получает три удара в «сушки» и всё равно отправляется спать.

Это современный аналог  вымирающей традиции, такой как «дембельская сказка»:

Чик – чирик, pizdyk ку –ку,

Снится дембель старику,

Масло съели – день прошёл,

Старшина домой ушёл,

Всем дедам спокойной ночи,

Дембель стал на день короче,

Пусть приснится дом родной,

Баба с пышною pizdoy,

Пива бочка, водки таз,

Вовки Путина Указ.

И автобус марки «ПАЗ»

Увезет тебя в запас.

Ну, а нам, сынам, отбой

Пусть приснится дом родной,

Девка с дохлою косой.

Пол — стакана самогона

Далеко еще до дома.

03.06.2012

Решил угореть над нашим нарядом по КПП. Заказали ночью с Борей лапши вок и с десяток роллов. Попросили привезти по адресу Проспект Мира, 26. Дежурный по КПП не знал, что делать.

— Рядовой Мизёв, ко мне!

— Товарищ младший сержант, рядовой Мизёв по вашему приказу прибыл. Разрешить доложить сколько дедушке служить?

— Докладывай.

— До вашего счастливого дня, осталась полная huinya, всего 12 дней!

— Вольно!

04.06.2012

УСТАВшим

от ВНУТРЕННЕЙ СЛУЖБЫ

в ВООРУЖЁННЫХ СИЛах

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В Уставе внутренней военной службы нет ни одного вопросительного знака.

05.06.2012

Старшим в бригаду. Да мне, в принципе, pohui – десять дней до дома.

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

ГОВОРИТ РАДИОСТАНЦИЯ «ДЕМБЕЛЬ»!

ВСЕМ ДУХАМ — СМИРНО! ДЕДАМ — ВОЛЬНО!

МЛАДШЕМУ СЕРЖАНТУ САМАРИНУ ОСТАЛОСЬ 10 ДНЕЙ ДО ДОМА!

ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ ПОШЕЛ!

ДЕСЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯТЬ!

06.06.2012

Последние наряды. База. Хотя пацаны говорят, что в последний наряд я должен идти помощником дежурного по батальону.

Сжигал все полученные письма, около 25 штук, традиция такая. Военные письма – это лучи угасших звёзд. Пока они дойдут до тебя, весь порыв остынет. Как писали в книжках о советской армии, «дюже чувствуется тепло этих писем через сукно гимнастёрки».

Фотографии плохо горят.

Созвонился с Машей Левиной, рассказал о ритуале сожжения писем.

– Твоё письмо мне пришло самым первым.

– Здорово, медаль мне на грудь за это.

– После армии на грудь я мог бы тебе только sbryznut’.

ДЕВЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯТЬ!

07.06.2012

Взвод хором считает дни, которые мне остались до дембеля.

Порадовала ситуация во второй роте, когда молодой попросил у старшины лишний кусочек подшивочной ткани:

            — Товарищ прапорщик, выдайте мне, пожалуйста, подшивы.

            — Могу выдать тебе zalupu на воротник, чтобы шею не натирало.

            Вопросы отпали сами собой.

Товарищ с военной кафедры написал в контакте: «А за что тебя увольняют из армии?».

Это его вторая безоговорочная победа.

ВОООООООООСССЕЕЕЕЕЕЕЕЕМЬ!

08.06.2012

Семкин порадовал очередной фразой, адресованной в мой адрес: «Самарин, ты чего в строю улыбаешься? Ты ebanutyi какой-то в последнее время стал». Очевидно почему – скоро домой.

СЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕМЬ!

09.06.2012

6:30 утра. Звучит команда «Подъём!». Не сказать, что быстро, но всё же встаём.

Матушка в телефонном разговоре со мной спросила только одно: «Ты домой-то вообще собираешься?» Батя посоветовал: «Ты только не борщи слишком с молодыми, а то не уедешь».

ШЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕСТЬ!

10.06.2012

За неделю до увольнения в запас, бегло глянув на выслуженный установленный срок службы, хочу сказать, что наш весенний призыв был гораздо злее, умнее, hitrovyebannee наших дедов.

Узнал, что термин «Дедовщина» ныне адаптирован под срок службы и сейчас негласно переименован в «Годковщину».

ПЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯТЬ!

11.06.2012

Строевой смотр для меня прошёл восхитительно отчасти потому, что я уже сдал всё имущество в каптёрку, даже фляжку.

Стоял на плацу для красоты.

— Товарищ прапорщик, а можно?

— МОЖНО ЗА HUY ПОДДЕРЖАТЬСЯ!

— Виноват. Разрешите?

— Разрешаю. Поддержись.

ЧЕТЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫРЕ!

12.06.2012

День России. Массовый спортивный праздник в батальоне. А я дежурный по военному городку, мне по барабану.

Мне 23 года. В системе неуставных взаимоотношений я уже дембель, высшая ступень. Парой месяцев назад я был дедом и гонял душьё, которое было старше меня, душьё, которое в обычной жизни женато, душьё, у которого уже есть дети, постоянная работа, приносящая стабильный доход, просто у них что-то пошло не так и они оказались здесь. Тот же Мизев, у которого есть сын и жена, которая ждёт второго ребёнка. С его появлением Леонида комиссуют. Или Марков, который работает преподавателем истории и географии в среднеобразовательной школе Острова. И я, человек с высшим образованием и туманными перспективами после демобилизации. Такие как Мизёв и Марков никогда не скажут своим детям и женам, что их гнобили в армии, просто промолчат или отшутятся, мол, армия как армия.

Хуже всего то, когда тобой помыкает малолетка, которая отслужила всего на полгода больше твоего. Организм, который по своему скудному уму не смог поступить в высшее или профессионально-техническое учебное заведение.  Просто в рамках своей живучести он нашел своё место в коллективе, притерся за 6 месяцев, а тебе здесь всё в новинку.

ТРИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!

13.06.2012

– У тебя есть дух, который считает, сколько тебе дней до дома?

– У меня весь взвод считает.

Год мечтаешь о доме, о свободной жизни, думаешь о встрече с близкими, с любимой, ненавидишь всей душой плац, построения, форму, лица шакалов, разваливающуюся казарму, гнилой пищеблок, разбитый спортивный городок, марш-броски, утренние зарядки да и весь остров в целом, а потом в раз ты всё перечеркиваешь и подписываешь контракт с армией. Я этого не понимаю. От поступившего предложения отказываюсь. Подобная мысль о сверхсрочной службе меня оглушает больше чем полностью, и в тоже время с этой оглушенностью во мне с каждым ускользающим днём срочной службы растет страх перед наступающей действительностью. Вот меня выбрасывают за ворота, вот я получаю в бригаде документы, вот поднимаюсь на самолет, вот в Новосибирске пересаживаюсь на поезд, вот я в Самаре. Что дальше? Что мне делать? Кем командовать? Что там по распорядку дня?

Утрируя свои возможности после службы, я могу делать три вещи:

— Мог укопать

— Могу не копать

— Могу заставить кого-то копать

ДВАААААААААААААААА!

14.06.2012

Помощник дежурного по батальону принял самую важную телефонограмму.

Телефонограмма №666

В целях своевременного увольнения военнослужащих, выслуживших установленные сроки военной службы и в целях организации доставки данной категории к месту постановки на военный учёт, командир подразделения приказал начальникам штабов, командирам отдельных рот нижеперечисленный состав:

Прибыть 18 июня 2012 года в 9:00 в отделение комплектования штаба бригады для отправки

Мл.с-т Бантос А.А.

Мл.с-т Воронов А.А.

Мл.с-т Самарин И.М.

Мл.с-т Фаррухов Р.Р.

Ряд. Джамалов Т.А.

Ряд. Евтюхин А.И.

Ряд. Ефименко Д.А.

Ряд. Иванов А.Е.

Ряд. Лысенко А.Е.

Ряд. Мусиенко В.В

ОДИИИИИИИИИИИИИИН!

15.06.2012

Пришло время дембельского аккорда. Вышли с Мусатовым на зарядку. Решили не бегать, но из офицерской курилки за всеми наблюдал майор Белокобыльский. Пришлось сделать вид, что бежим. Заскочили на КПП перекантоваться. Через пару минут забегает Калачёв и говорит, что Белая Кобыла вызывает к себе «два туловища, которые прячутся на КПП». Калач выхватывает в голень берцем за плохую новость, хромая бежит по дистанции дальше, а мы с Мусатовым идёт к комбату.

– Что делали на КПП?

– Я воды заскочил попить, товарищ майор, в горле пересохло.

– А вы?

– Сигарету спросить.

– Значит, после завтрака надеваете бронежилеты и каски и бежите 12 км.

После завтрака мы с Мусатовым, естественно, залупились даже выходить из казармы, но звонок в дежурную часть вынудил нас облачиться в броню и выйти на почётные круги. Бегать мы не стали, просто гуляли прогулочным шагом вокруг спортивного городка. Комбату наше поведение не понравилось.

На разводе Бочков велел всем надеть бушлаты, вещевые мешки, противогазы в подсумках, а нам с Мусатовым бронежилеты и каски. Прогнулся под нового комбата. Бежали марш-бросок в 20 километров все, включая канцелярских работников. Грачёв прогнулся под весом вещевого мешка. Мусатова поставили впереди как задающего темп, а меня замыкающим, чтобы подгонял замедлившихся. Особенно мне понравились километры, которые я бежал в противогазе. Дембель не дурак. Я скрутил банку и положил в карман, бежал без неё, дышалось проще.

Грачёв на пятом километре стал отставать, говорить, что у него колет в боку и бежать дальше он не может. Волшебный удар от младшего сержанта Самарина в печень открыл в нём второе дыхание. Целебная народная армейская терапия. Джамалов вновь блевал. Главное, что в норматив мы уложились.

Мылись в душе под холодной, можно даже сказать, ледяной водой. Пропотевшую насквозь форму я повесил проветриваться, сидел в своём кубрике в пиксельных трусах и наброшенном на плечи бушлате.

Я готов был с Мусатовым выслушать тонны гадостей и получить заслуженных pizdulei от своего призыва, но никто не сказал нам ни слова.

Отправили на рабочку. Отцепить какие-то шишарики с прицепов. Именно там я и встретил свой дембель. Приложение на телефоне наконец-то выдало на экран: «It’s a DMB time». Были солдаты, теперь люди мы.

НОООООООООЛЬ, BLYAAAAAAT’! ДЕМБЕЛЬ ДАВАЙ!

16.06.2012

На разводе Бочков вывел меня и Борю Осипенко, чтобы мы перешнуровали берцы. В нашей роте шнуровка паралелльна, а у нас перекрёстная. Всё должно быть единообразным. Пока мы перешнуровывались, рота ушла, мы остались одни – считай, это и было нашим заданием на рабочий день.

Слово «сержант» происходит от итальянского выражения «serrare ranghe», что означает команду солдатам сомкнуть ряды, которое своим корнями уходит в латынь.

Я гасанулся в каптёрке от ПХД. Заснул под шинелями. Нежданно к Мурыгину в каптёрку зашёл старший лейтенант Салтинов, искал укрывающихся от парко-хозяйственного дня, вывел из тёмной троих. Я спалился сам, потому что заржал.

– Ты что здесь делаешь?

– Мне Бочков отдельную задачу ставил.

– Какую?

– Перешнуроваться.

17.06.2012

Комбата закусывают самарские дембеля. Сказал, что в увольнительное мы можем пойти только в сопровождении офицера. Договорился с Нурмухановым, что мы скинемся, чтобы он вывел нас за КПП. Никогда бы не подумал, что за деньги буду ходить в увольнительные.

Нурлан вывел нас за ворота строем и распрощался, сел в машину и укатил в неизвестном направлении. Мы разбрелись по городу, кто на рынок, кто в кинотеатр, кто в парки. Я поехал к Алине домой. Она была рада меня видеть. Дома сидеть мы не стали, отправились в парк, как и ожидалось, встретил там своих сослуживцев. Я был несколько угрюм и мрачен, впрочем, Алина сама обо всём догадалась. Мы расстались столь же легко и непринуждённо, сколько стали встречаться. Она понимала с самого начала знакомства, что когда-нибудь настанет этот момент, что я отправлюсь восвояси. Как и полагалась, всё закончилось прощальным сексом у неё дома.

Пожалуй, я буду вспоминать о ней иногда, а она вряд ли забудет искренность фразы «Я буду любить тебя от подъёма и до отбоя».

Через два дня у моих духов начинаются «сто дней до приказа». Совместив эту дату и дату моего увольнения, я лично побрил наголо нормальных ребят со своего взвода, lohopedam я сбрил брови. Теперь они надеются, что к дембелю отрастут.

18.06.2012

Долго не мог сомкнуть глаз этой ночью. Много думал. Об Алине, о родителях, о доме, о друзьях, о том, что ждёт меня за забором. Я признаю некий страх перед надвигающейся неизвестностью, я признаю и то, что несколько социально дезорганизован к жизни в социуме, признаю, что этот год сыграл большую роль в становлении меня как личности и что этот год частично разрушил моё умение общения с людьми из другой среды.

Почти всю ночь протусовался в каптёрке. Вызывал по одному духов и слонов со своего взвода, Калачёва и Галанина с третьего, раздавал свои скромные пожитки. Но каждый заходящий просил оставить бляху или часы. После всех происшествий, произошедших с часами, я заменил ушки на обломанные иголки. У какого-то духа оторвал капюшон от куртки, расчертил на ткани линии, аккуратно вырезал, сложил, прогладил и прошил. Получился стильный пиксельный браслет с часами на липучке. Чувство стиля не proebat’. Никому не оставил.

Дневальный лично будил самарских демобилизующихся, чтобы не разбудить казарму. Мы оделись в гражданскую одежду, медленно и размеренно, 45 секунд и время сгорания спички остались в прошлом. В столовую, ради шутки, пошли строем, поротно. Я вёл одного Джамалова, Фаррухов вёл остальных. Повара специально вышли в этот день раньше, чтобы приготовить еду. Думаю, что во многом их решению способствовало и то, что Лысенко уезжает: верный, преданный и единственный помощник.

Утреннее построение Сёмкин назначил на 8:00, чем вызвал недоумение у дежурного по батальону и военнослужащих. Один я догадался, что он решил проводить нас перед строем. Выстроив взвод, я сказал им прощальные напутственные слова: «Кого обидел – не держите зла, служба ваша, пацаны, думайте головой, и всё будет в порядке. Чтите и соблюдайте традиции, блатных и залупающихся давите в зародыше. Вы коллектив. В новой части своих не давайте в обиду». Пожал каждому руку и встал в конец строя. На плацу услышал долгожданную команду: «Демобилизующиеся, выйти из строя», напутственная речь от Сёмкина, инструктаж, рукопожатие. Лично я это оценил по достоинству.

За ворота меня выбрасывали Мизёв и Пугачёв.

Мы отправились в бригаду получать военные билеты и ВПД (воинский перевозочный документ), вёл нас сержант Притчин. В бригаде встретил часть саратовских ребят, очень рад был встретить Рязана и лейтенанта Короткова. Оказывается, что Коротков был переведён в соседнюю часть и каким-то образом назначен командиром взвода, в котором служил Рязанов. Шутки шутили, Коротков не был удивлён тому, что мы были корешами с Рязаном.

Аэропорт. Последний плацдарм. Впервые полечу на самолёте, но не боюсь этого совсем.

В зале был подвешен большой плоский телевизор. В тот момент, когда я посмотрел на него, на нём транслировалась реклама с телеканала ТНТ о предстоящем фильме. Посчитал это злой шуткой стечения обстоятельств, что фильм был о катастрофе авиалайнера, воспринял это легко, в отличие от Фаррухова, которого слегка потрясывало.

Зелёный самолёт от S7, рядом со мной сидела мать с ребёнком.

– Мама, а почему облачко чёрное?

– Оно подгорело, Дима.

Приземлились в Хабаровске на дозаправку, считайте, что я уже на материке. Следующая остановка – Новосибирск.

В Новосибирске, как нас научил Коротков, первым делом мы уточнили наличие билетов на поезд, а уже потом предъявили наши ВПД. Поезд отправлялся в три часа ночи по местному времени, билетов не досталось только одному монаху, ему пришлось ехать в восемь утра. Рязан тоже опоздал с приобретением. Мне досталось самое «козырное» место – верхняя боковая полка возле туалета. Также в моём вагоне ехал Воронов, Фаррухов и Бантос.

В Новосибирске все как-то быстро растерялись. Остались только я и Лысенко. Мы сдали сумки в камеру хранения и пошли гулять по городу. Покатались в метро, в котором нашли забытый кем-то путеводитель по городу. Из местных достопримечательностей я бы отметил музей погребальной культуры, памятник светофору и колбасе.

19.06.2012

Загрузились в вагон, спящие мгновенно поняли, что поедут с дембелями, что неимоверно их огорчило, но вслух никто не высказал своё расстройство и негодование.

В вагоне ехали молодые ребята из Красноярска, четыре девушки и три парня, с которыми мы быстро нашли общий язык. Мне приметилась девушка по имени Роза.

Целуйте, бабы, рельсы, я еду домой.

20.06.2012

Проезжали границу, разбудил какой-то мужик в форме, попросил документы. Достал военный билет, протянул, не открывая его, он задал два вопроса: «Дембель?» и «Домой?», получив на оба утвердительные ответы, отдал мне военный билет, так и не раскрыв его, поверив на слово.

21.06.2012

Doebalsya какой-то пьяный мужик, хотел выпить вместе, успокоил его точным ударом в нос. Мужик свалился под стол, чем напугал женщину с ребёнком. Надеюсь, что больше он приставать не станет.

Не став двусмысленно намекать, просто подловил Розу в тамбуре и предложил ей перепихнуться по-быстрому в туалете. Отказалась. Стерва.

Повидался с сестрой в Челябинске, дала пакет с едой, её домашние пельмени просто неповторимы.

22.06.2012

Повидался с сёстрами из Уфы, получил очередной пакет с едой, поделился со своими.

Повторил попытку с Розой. Не хочет.

23.06.2012

Подъезжаю к Самаре. Надел китель, тот самый, который выменял у Лебедя. Петлицы и лычки переливаются на солнце, форма ушита идеально, подчёркивает широкие плечи и то, что я всё-таки хорошо схуднул в армии. Зашёл попрощаться в купе к красноярским ребятам. У Розы в глазах промелькнул какой-то задорный огонёк. Нужно было раньше надевать китель, чёрт возьми.

За окном мелькнул родной Восточный посёлок. До железнодорожного вокзала ехать осталось около двадцати минут. Немного подкашиваются ноги.

Самара. На вокзале меня встречали Гуня, Лёва, Саня Пучок, Максим Смирнов и Настя Горкунова. Рад был их видеть, почти прослезился, сказали, что я сильно изменился. Раздал им подарки и сувениры.

В маршрутке за проезд с меня не взяли.

Нажимаю на домофоне кнопку с номером 9. Два гудка.

– Да? – вопрошает женский голос.

– Мама, это я.

Я дома. Ohuet’, но я действительно дома.

Предыдущая глава