smile5

Синдром Туретта как способ радоваться жизни: рассказ больного

Наш подписчик рассказывает, каково это — жить с синдромом Туретта и не унывать.

***

Синдром Туретта у меня с рождения, но узнал об этом я только в 10-м классе, когда впервые проявил интерес к содержимому своей медицинской карточки. До тех пор я называл это «нервными тиками», а о самом синдроме узнал из серии «Южного Парка». В мультике все проявления болезни были показаны в виде неконтролируемого желания материться везде и всегда.

В моей голове сразу возник диссонанс — у меня ведь нет желания постоянно материться. Поэтому я сразу решил погуглить, что это на самом деле. И тогда узнал себя намного лучше, а многие модели моего поведения стали мне наконец понятны.

Если коротко, синдром Туретта — это совокупность психических и неврологических отклонений, вследствие переизбытка некоторых гормонов. И все это сопровождается нервными тиками. Как выяснилось, непроизвольный мат действительно распространен у туреттчиков. Звучит стремно, не так ли?

Но на деле все куда забавней. Как больной, я могу описать свои ощущения следующим образом. Вспомните, когда ваши родители сказали вам, что завтра вы едете в Луна-парк или на море. Или когда вы узнали, что поступили в желанный вуз. Это то самое чувство, когда знаешь, что впереди тебя ждет нечто особенное, дофамин хлещет как из ведра, и ни о чем другом думать невозможно.

Так вот, это мое перманентное состояние. Только никакой эйфории я не испытываю, ведь для меня зашкаливающее количество гормонов радости и счастья — это вполне себе норма. А вот побочные эффекты, когда хочется бегать по стенам, кричать и кувыркаться, всегда со мной. В горе и радости, в феврале и августе.

В детстве моим любимым занятием было взять палку и без перерыва бегать с ней по квартире и бить все вокруг. Если вдруг мама пыталась у меня ее забрать, я начинал кусаться и кричать. В подростковом возрасте шансы умереть от несчастного случая выросли раз в десять. Топовым развлечением было сигануть с высоты в кучу снега или песка. И чем выше, тем лучше. Бывало, прыгали с каких-то заброшенных зданий, этажа так с 4-го. Полазить по крышам — тоже не вопрос. Если бегать по льду, то лишь по очень тонкому. А петарды придумали для того, чтобы взрывать их в руке или в капюшоне друга — и никак иначе. Подобных историй была куча, поэтому я сильно удивлен, что дожил до 20 лет целым и невредимым.

Благодаря правильным людям, окружающим меня и по сей день, я смог направить свою дурость в нужное русло. Я по-прежнему беспрерывно совершаю какие-то импульсивные и порой опасные поступки. Но теперь это не так бессмысленно, как прыгать с крыш, а наоборот, очень интересно.

Например, многие не понимают, как я решаюсь взять свою девушку в многодневное путешествие автостопом без денег. Несмотря на то, что мы катаемся так по Европе, где вроде как не о чем сильно переживать. А до этого мы объехали с ней автостопом и весь Кавказ. И даже там у меня никогда не возникало мысли, что сегодня я могу быть зарезан гопниками в старой девятке где-то под Владикавказом.

Возможно, если бы не постоянное желание что-то вытворить, я и не завел бы себе блог. И уж тем более не написал бы этот текст. А ведь это то, что делает меня мной. Поэтому я считаю свою болезнь самым лучшим, чем можно было заболеть!

***

Текст: Стас Ханевич

Иллюстрации: Krabonszcz

One Response

Add a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *