dsa

Зона отчуждения как психоделический трип: интервью со сталкером

Мы пообщались с исследователем Зоны отчуждения под псевдонимом john levin, который делится магическими снимками оттуда в своем инстаграме.

Ровно 32 года назад, в апреле 1986-го, случилась Чернобыльская катастрофа. С тех пор 30-километровая территория вокруг ЧАЭС на границе Украины и Беларуси стала называться Зоной . С каждым годом это место привлекает всё больше туристов со всего мира. 

 

Расскажи, откуда в тебе интерес к Чернобылю и нелегальным походам в Зону отчуждения?

— Мое сталкерство началось с того, что еще в детстве меня заворожило слово «Чернобыль». Я начал узнавать, что это за город такой, что там произошло. И когда увидел на карте, что он всего в ста километрах от Киева, меня это очень сильно впечатлило. Я из поколения 90-х, у нас не было интернета. Все черпали информацию из телевизора и школьных библиотек: каждую годовщину аварии на ЧАЭС я включал телевизор и с упоением смотрел советские документальные фильмы о Чернобыле, мечтая попасть в Зону и Припять.

Вскоре начали появляться турфирмы, которые устраивали экскурсии в Чернобыль, но, во-первых, это было дорого, а во-вторых, я чувствовал, что это не мой формат. И тогда я нашел ребят, которые ходили в Зону нелегально. Был жаркий август 2011 года. Это был эпичный поход с приключениями и очень интересными людьми. Со многими из них я дружу до сих пор: мы ходим в Зону своей небольшой компанией и ведем тематические сообщества.

image

Что такое Зона лично для тебя? В чем ее притягательность?

— Эту территорию называют Зоной отчуждения, а для меня это зона обретения себя, зона комфорта. У большинства людей слово Чернобыль вызывает страх и ассоциируется с мутантами, смертью и тому подобным, но для меня это место, где я чувствую себя лучше, чем дома, в Киеве. Как только сталкер пересекает колючую проволоку ЧЗО, он попадает в другую реальность. Там другое течение времени, другие запахи и звуки, невероятная тишина. Ты будто попадаешь в годы своего детства, так как время там остановилось в 1986 году. Это как страна чудес, святая земля.

Зона — это также территория арта и креатива. Любовь к фотоискусству у меня появилась во многом благодаря этому месту. Здесь я черпаю вдохновение для фотографий, видео и сочинения музыки.

image

Как проходит обычный день в Зоне?

— Нельзя описать по шаблону день сталкера. Ты можешь весь день просидеть в припятской квартире или в хате заброшенного села, слушая дождь, кушая тушенку и попивая чай. А можешь идти 60 километров под дождем или в зной, почти падая от усталости и отсутствия сна, но спеша домой, где ждут дела. Каждый поход — новая маленькая жизнь, и произойти может все что угодно. Но начинается он всегда одинаково: я закупаю еду и воду, беру газовую горелку, фильтр для воды и спальник, пакую рюкзак и еду в нужном направлении.

image

Существует множество стереотипов и мифов вокруг темы Чернобыля. Например, что находиться в Зоне до сих пор опасно из-за радиоактивного загрязнения. Что ты об этом думаешь?

— Ну, если бы это было так, то в Чернобыльскую зону отчуждения не устраивали бы официальных туров. Прошло уже три десятка лет, и уровни радиоактивного излучения не представляют опасности при кратковременном пребывании на этой территории.

image

Как ты взаимодействуешь с другими сталкерами во время похода?

— Я стараюсь не попадаться на глаза людям в Зоне, потому что ты никогда не знаешь, кого именно встретишь — полицейского, металлиста, беглого рецидивиста или сталкера. Если же остаться незамеченным не удалось или я увидел знакомого, то, конечно, поздороваюсь, пожелаю удачи и двинусь дальше.

Бывают и приятные случаи. Как-то прогуливаясь по квартирам одного дома в Припяти, я нашел кальян, бережно спрятанный сталкерами. В коробке была записка с текстом: «Дорогие сталкеры! Пользуйтесь кальяном на здоровье, только помойте его после и положите обратно на место. Удачи вам в пути!»

image

Где ты черпаешь информацию о Зоне сегодня?

— Сейчас все решает интернет. Есть много сообществ, где можно узнать свежие новости, поболтать со знакомыми и поделиться актуальной информацией из походов — как действует полиция, где может быть засада и другие полезные вещи. Если все же попался в руки полиции, тебя везут в город Чернобыль, выписывают протокол за незаконное проникновение в ЧЗО и вывозят на КПП за периметр Зоны.

image

Я могу сравнить пребывание в Зоне с психоделическим трипом. Там у тебя обостряются органы обоняния и расширяется сознание


image

Можешь ли ты дать определение сталкеру?

— Сложно сказать, потому что это очень разношерстная субкультура, которая включает множество группировок. Вообще слово «сталкер» это клише, которое я не очень люблю. В Зоне есть и маргиналы, которые идут сюда пить алкоголь и заниматься вандализмом. Короче, у каждого своя жизненная история, свое отношение к Зоне и свои ценности. Общим для всех, возможно, является желание побыть наедине с природой, наслаждаясь тишиной.

image

Есть ли у сталкеров правила, обычаи и традиции, связанные с Зоной?

— У одних обычай пить водку, у других — забрать из каждого похода какой-то талисман на память. Но это риск, так как если поймает полиция, могут начаться большие проблемы: за вынос из Зоны предметов грозит криминальная ответственность.

Сам я человек несуеверный. Мои правила просты: веди себя тихо, не мусори, береги лес от огня, бережно относись к зданиям и квартирам Зоны, закрывай открытые окна в домах, чтобы продлить их существование. Ну и главное — думай, что и кому говоришь.

image

Как изменилась Зона с момента твоего первого похода и каким ты видишь ее будущее?

— С каждым годом в Зоне все больше людей — как легальных туристов, так и сталкеров. Раньше можно было спокойно гулять днем по центру Припяти, заходить в главные здания города и подолгу изучать артефакты того времени. Сейчас Припять можно прочувствовать только ночью. Днем охране и полиции гораздо легче вас поймать.

Но больше всего меня раздражают недалекие люди, которые идут в Зону, чтобы хайпануть и безнаказанно повандалить. Во многом из-за них Припять превращается в помойку. Ситуацию осложняет и неадекватная политика государства: вместо того, чтобы сделать из Припяти уникальный город-музей всемирного масштаба, власти позволяют проводить там учения Нацгвардии. А это только ускоряет процесс разрушения.

image

Время и погода тоже разрушают здания. Скоро дома в Припяти начнут рушиться и там будет опасно находиться. Боюсь, лет через десять вы сможете увидеть город только на фотографиях


image

Идти в Зону одному я бы вообще не рекомендовал. Это не игра «Сталкер». Человеку, который никогда не ходил в поход или в горы и не умеет выживать в условиях автономного существования, я бы настоятельно советовал ехать в Чернобыль с официальной экскурсией, чтобы не рисковать здоровьем, а порой и жизнью.

 

Add a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *