sda

Крис Нанн: «Мне важно показать нечто за пределами глобальных медиа»

Интервью с британским фотографом Кристофером Нанном, который последние пять лет провел между Англией и Украиной.

Чаще всего он бывает на востоке Украины, где работает над несколькими фотопроектами. В феврале 2017-го Нанн попал под обстрел в Авдеевке, получив осколочное ранение левого глаза. Крис рассказал нам о почти смертельном опыте, связи с Донбассом и любимых украинских фотографах. Интервью мы проиллюстрировали актуальными снимками из его инстаграма.

Расскажи немного о себе: где ты вырос, чем занимался, как cтал фотографом?

— Я вырос на севере Англии. Исторически это промышленный центр страны со множеством шахт и фабрик. Последнюю действующую шахту Великобритании закрыли здесь в 2015 году. Я живу в большом городе, окруженном дикой открытой местностью. Возможно, именно поэтому у меня есть некая связь с Донбассом.

Я перепробовал много временных работ, пока не увлекся фотографией. Именно тогда я осознал свое любопытство. А камера стала инструментом доступа к жизни других людей, она дает возможность рассказать их истории. Звучит банально, но это правда.

image

Кристофер Нанн (фото: M. Ballard)


На что ты снимаешь и какие условия считаешь идеальными для съемки?

— Обычно я использую цифровую зеркальную камеру. Мне всегда нравилось работать в ситуации, когда ты ничего не контролируешь и вроде как плывешь по течению. Например, я встречаю человека на улице, потом мы идем к нему домой, и я просто смотрю, что произойдет дальше. Мне нравится находить подлинную связь с людьми и слушать их истории. Но с другой стороны, этот процесс крайне непредсказуем и утомителен.

image

В твоем инстаграме фотографии и видео из Украины причудливо переплетаются со снимками, сделанными в Великобритании, США и Канаде. Что общего между жизнью в Англии и Украине?

— На самом деле у нас много общего, потому что все мы люди. Инстаграм для меня как дневник — довольно свободный формат. Я там публикую фотографии из проектов, над которыми работаю в тот или иной момент. Например, если занимаюсь книгой со снимками из Канады, то могу запостить что-то из серии. Все это, как правило, разбавляется моими повседневными фотовпечатлениями от жизни в Украине. Вообще, я не очень серьезно отношусь к инстаграму. Он скорее для веселья.

image

Следишь ли ты за кем-то из украинских фотографов и художников?

— Конечно! Борис Михайлов и Александр Чекменев — это из очевидного. Также мне очень нравятся работы моих друзей Назара Фурика и Юлии Кривич. Есть еще Саша Кучинский — очень интересный молодой художник, который делает проект Industrial Heaven о Донбассе. Артур Бондарь — тоже отличный фотограф. Анастасия Власова очень хорошо освещала войну. Я назвал лишь несколько имен, но в Украине много отличных художников, которые, надеюсь, получат более широкое признание.

image

Твое нынешнее путешествие по Украине началось в 2013 году с Ивано-Франковской области, откуда родом твоя бабушка. С тех пор ты побывал почти во всех частях страны, но в итоге остановился в ее самой беспокойной точке – на Донбассе. Сколько ты еще планируешь там находиться и какова конечная цель?

— Я довольно много путешествовал по Украине, но был далеко не везде. Здесь еще множество мест, куда бы я хотел попасть.

Когда я впервые отправился на Донбасс, там еще не было войны. Он тогда вовсе не мелькал в новостях, но был мне интересен. Война началась вскоре после этого, но я продолжал посещать регион и находился там подолгу по разным причинам. Моя конечная цель — сделать честную работу, которая отразит проведенное там время и расскажет историю.

image

Опиши свой обычный день на Донбассе.

— Если нет работы, я провожу время с друзьями и родственниками. Летом хожу на речку, чтобы поплавать и побыть на природе. Если же работаю над чем-то, то могу просто бродить по округе, встречая разных людей и наблюдая за происходящим. Увы, из-за войны работать таким образом стало гораздо сложнее. В последнее время я путешествую на автобусах и поездах с моим другом Вовой или даже один, встречаюсь со знакомыми или посещаю интересные места.

image

C какими проблемами тебе как иностранцу приходится сталкиваться в повседневной жизни в Украине? Насколько сложно общаться с местными жителями?

— Я почти два метра ростом и у меня борода, поэтому люди сразу могут сказать, что я иностранец. Очень трудно оставаться незамеченным. До Евромайдана и войны в Украине было не так много иностранных фотографов, поэтому, думаю, люди доверяли мне больше. Сейчас многие люди принимают меня либо за представителя ОБСЕ, либо за репортера, возможно, нелюбимой ими новостной компании. В основном же им просто интересно поговорить с иностранцем, так как это для них необычно. Некоторые признавались, что никогда не встречали иностранца и даже подумать о такой встрече не могли. Я говорю, конечно, о маленьких городах и селах.

image

С какими-либо реальными проблемами я не сталкивался. Почти все очень дружелюбны и гостеприимны. Разве что язык – это проблема. В целом, я неплохо понимаю русский, но некоторых людей понять сложно. Особенно я люблю деревенских бабушек. Они когда видят, что я не понимаю их, просто повторяют то же самое, только громче и ближе к моему лицу

image

Прошел год с того момента, как ты был ранен в Авдеевке. Как повлияло на тебя это событие и как поживает твой левый глаз?

— Это был почти смертельный опыт, и когда ты становишься свидетелем чего-то подобного, все меняется. К этому невозможно подготовиться, и пока сложно предсказать, какими будут долгосрочные последствия. Мой левый глаз все еще поврежден, и я крайне слабо им вижу. Он практически бесполезен. Скоро будет очередная операция — мою поврежденную роговицу заменят донорской. Я часто думаю о том, кто этот донор, и жив ли этот человек в данный момент. Ограниченное зрение сильно осложняет процесс съемки, потому что нарушено мое пространственное восприятие.

Но это не так важно. Тяжелей всего думать о Елене, которая погибла при обстреле. Я много размышляю о ее сыне и родителях, а также о Вове, который тогда был рядом и отвез меня в больницу, пока город продолжали обстреливать. Он герой. К счастью, Вова тогда не сильно пострадал, но это происшествие определенно повлияло на него.

image

В одном из интервью ты говорил, что своими снимками хочешь показать более спокойную сторону происходящего в Украине. Почему ты считаешь это важным?

— Мне важно показать нечто за пределами глобальной машины медиа и индустрии фотожурналистики. Это о поиске чего-то человеческого.

image
image
image
image

Christopher Nunn

Один Ответ

Add a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *